На протяжении 25 лет гобоист Эрнест Ромбоу играет в Nieuw Ensemble (Нидерланды), всемирно известном ансамбле современной музыки. Лет 10 назад во время ташкентского фестиваля «Ильхом ХХ» состоялось его знакомство с Артемом Кимом, который позднее вместе с друзьями создал и в Ташкенте ансамбль современной музыки - Ансамбль Omnibus. И вот весной 2012 года голландский музыкант приехал сюда уже как педагог VIII международного мастер-класса Omnibus Laboratorium, который был поддержан швейцарским фондом Артментор.

Эрнест, почему Вы решили поддержать этот образовательный проект Omnibus’а?

Мне нравится помогать тем, кто действительно нуждается в знаниях и для кого важна любая возможность узнать что-то новое.

Были ли готовы, на Ваш взгляд, ташкентские слушатели к восприятию Ваших лекций?

Я надеюсь на это. Мне показалось, что им было интересно и что они услышали немало нового. Для этих шестнадцати-семнадцатилетних музыкантов сейчас очень важен контакт с более опытными музыкантами. С помощью таких занятий они получают представление о возможной перспективе своего развития. Они уже неплохо играют, но смогут ли они развиваться дальше, во многом зависит от того, как они будут работать после мастер-класса.

В целом же, у проекта очень важная миссия, - познакомить и музыкантов и слушателей с новой музыкой, убедить их в ее художественной состоятельности. Нельзя останавливаться на Стравинском, ведь сейчас в технике исполнения современной музыки появилось много интересного, для чего исполнителю необходимо обладать и высоким интеллектом и отличной техникой. А поскольку наиболее плодотворный обмен информацией, новыми идеями возможен лишь при личной встрече, то и в этом - тоже одна из целей проекта Omnibus Laboratorium - 2012.

Каким Вы представляете следующий шаг, необходимый для их образования?

Безусловно, и в Узбекистане можно добиться определенных успехов, продолжая заниматься в заданном мастер-классом направлении. Но неделя - слишком маленький срок, чтобы всему научить. И прежде всего, ваши музыканты должны серьезно задуматься, действительно ли они хотят серьезного роста. Чтобы у них что-то получилось, надо быть фанатиком, необходимо продолжать образование в Европе или США...

Вы были одним из первых, с кем Эрнест Ромбоу занимался индивидуально. Ваши впечатления от этих занятий?

Рахматали Бекбабаев, гобоист, преподаватель школы имени Успенского: С Эрнестом раньше мы общались только письменно. Приезд этого, одного из лучших гобоистов Европы, для нас очень важное событие. Неизвестно, когда еще удастся вот так тесно с ним поработать вживую. Во время индивидуальных занятий он нам, мне и трем моим ученикам 9-10 классов, на конкретных примерах показал, как сегодня надо играть на гобое. Например, как использовать при игре губы, какие дополнительные клапаны можно придумать, кому-то, только-только начинающему, он сразу «поставил руки». В общем, хотя у всех ребят разная манера игры, каждый из этих занятий смог взять очень многое. Теперь приходишь к ним в класс - только и слышишь как они обсуждают новость, что, оказывается, то-то и то-то и на гобое тоже можно играть. Или пробуют всевозможные флажолеты исполнять «так же, как это делает Эрнест». А он играет на этом духовом инструменте, как на скрипке … Так что это очень хороший проект, и его организаторы – молодцы. Дай Бог, чтобы и в дальнейшем подобные занятия продолжались, ведь к музыкантам такого уровня приезжают учиться люди со всего мира.

Можно найти веб-сайт заинтересовавшего конкретного музыканта, чтобы послушать его игру или приобрести диски, даже послать ему свои записи, договориться о встрече или об обучении в его мастер-классе. Если кто-то из студентов ташкентского мастер-класса не смог найти какие-то контакты, я тоже могу помочь связаться с нужным музыкантом. Многие именно так находят своих педагогов в разных странах.

При этом узбекские молодые музыканты должны знать, что всегда можно обратиться в Omnibus с вопросом, что им делать. Потому что это для них ансамбль приглашает в Ташкент ведущих зарубежных педагогов, здесь есть контакты не только с отдельными музыкантами, но и с вузами. В коллективе работают дружелюбные люди, которые реально могут помочь.

Я оставляю здесь несколько своих дисков, может быть, кто-то из студентов начнет с этих образцов слушать и пытаться понять, как нужно играть на гобое…

Например, один из нынешних моих студентов вырос на моих аудиозаписях, благодаря им решил стать гобоистом и, закончив начальное образование, для магистратуры выбрал учебу у меня. Так же и я в свое время вырос на записях Хайнца Холлигера, и для меня было логичным продолжить образование у него.

Возможно, мой следующий вопрос покажется странным, и все-таки он важен, потому что, к сожалению, у нас практически нет меценатов, поддерживающих современную музыку. Немногие зрители готовы оплачивать билеты на концерты, таким образом отказываясь материально и морально поддерживать не только музыкантов, но и вообще развитие искусства в стране… Как с этим обстоят дела в Нидерландах, оказывают ли материально и морально поддержку Nieuw Ensemble какие-то общественные и частные фонды или отдельные поклонники?

Вопрос совсем не странный, эта проблема актуальна и для нашей страны. Может быть, у нас она не так серьезна, как здесь, но и голландская публика тоже старается попасть на концерт, не покупая билетов. Либо потому что у людей нет на это денег, либо они есть, но им кажется, что цена слишком высока.

Это, может быть, относится только к концертам современной музыки?

Нет, голландцы не хотят платить за билеты на любые концерты, и с музыкой барокко, и с современной музыкой…

Вопрос, наверное, скорее, к экономистам – как понять, какая должна быть цена на билеты. Например, в Германии билеты обычно дороже, чем в Нидерландах, но, как ни странно, там многие люди платят за них.

Голландское искусство выдает образцы фантастического музыкального искусства - от аутентичной барочной музыки (когда на реконструируемых старинных инструментах играют средневековую музыку) – до ультрасовременной композиторской музыки. И долгое время было принято, что государство поддерживает современное искусство. Но сейчас финансирование искусства новым правительством урезано. Поддерживается лишь то, что может привлечь туристов: классическая музыка, музеи. И получилось, что на государственные деньги современное искусство существовать уже не может. Поэтому тем более нуждается в финансовой поддержке частными лицами или обществом.

Какие художественные и технические возможности вы увидели в сотрудничестве с ансамблем Omnibus?

Для меня очевидно, что Omnibus стремится стать очень хорошим ансамблем, и его музыканты в этом искренне заинтересованы. Уверен, что у ансамбля огромный потенциал, и мне было интересно то, что я слышал на репетициях. Не все само собой сразу получается - таков закон развития: сегодня непросто добиться качественного результата, но завтра для этого понадобится уже меньше усилий.

Конечно, сами по себе музыканты развиваться не могут, но в этом ансамбле есть люди с хорошим слуховым опытом. Они передают этот свой опыт музыкантам, раскрывая перед ними богатство мира современной музыки, показывая перспективы. Наверняка, таким опытом обладает не один Артем Ким, но я его знаю лучше, чем других, благодаря нашему сотрудничеству в Амстердаме в Nieuw Ensemble, куда он приезжает ежегодно поработать. Он фанатично предан музыке и то, каким тщательнейшим образом во время репетиции он прорабатывает с музыкантами мельчайшие детали, реально мотивирует их добиваться самого высокого качества исполнения музыки.

Несмотря на то, что именно Omnibus был приглашен выступить на Церемонии награждения призов Фонда Принца Клауса в 2009 году в Амстердаме, что музыкантов этого ансамбля приглашают участвовать в известных фестивалях (в Дармштадте, в Южной Корее и т.д.) – всё же ребята пока не уверены в том, что на Западе уже сложилась положительная репутация их коллектива. Как Вам кажется, есть ли уже у ансамбля Omnibus на Западе прочная положительная репутация?

Трудно сказать. На Западе слишком много очень хороших ансамблей современной музыки. Некоторые из них имеют особый профиль, свою специфику. Взять тот же Nieuw Ensemble: для начала его музыкантам было необходимо просто научиться очень хорошо играть. На это ушло не меньше 10 лет работы. Помимо этого, у ансамбля должен был оформиться свой особенный звук, собственное звучание. В Nieuw Ensemble, кроме классических европейских, есть еще и такие инструменты, как: гитара, мандолина и арфа, представляющих собой сердцевину звучания всего ансамбля. И для такого состава ансамбль смог создать репертуар, приглашая выдающихся композиторов. Это один из вариантов достижения самобытности.

Другие более простые ансамбли, например, квартеты вынуждены конкурировать с множеством похожих друг на друга ансамблей, играющих одинаковый репертуар, поэтому им гораздо сложнее добиться своеобразия, найти свою идентичность.

При том же Nieuw Ensemble существует Atlas Ensemble, в котором, помимо европейских инструментов, есть еще и инструменты, свойственные музыке тех стран, по которым проходил Великий Шелковый путь. И Omnibus идет в этом, как мне кажется, правильном направлении. Если что-то подобное, с необычным голосом, будет представлять из себя ваш ансамбль, где уже звучит най, конун, чанг, то, конечно, он будет цениться везде.

Очень хорошо, что на этот ташкентский образовательный проект приглашены исполнители на разных инструментах: на арфе, ударных, скрипке, флейте и т.д. Сегодня музыканты узнали, что сейчас творится в гобойном исполнительстве, а завтра узнают о том, что нового в скрипичной современной музыке и т.д.

И я хочу пожелать Ансамблю Omnibus дальнейших успехов, он на правильном пути и музыкантам остается только усердно работать.

Другие интервью

 
Copyright by Omnibus Ensemble
Povered by OLLI
Design by "Design Drugs"